Баннер

Новости российского рынка: Олег Ашихмин: "Ни одна независимая АЗС не выживет".

Буквально на днях мы увидели протокол совещания у заместителя председателя правительства Дмитрия Козака. В нем есть и направленные в сторону нефтяных компаний поручения и условия, и руководства к действию в отношении независимых операторов. Последнее, прямо скажем, насторожило и огорчило.

Два примера.

Федеральной налоговой службе (ФНС) и Федеральной антимонопольной службе (ФАС) России поручено провести внеплановые проверки деятельности «независимых» сетей АЗС, обратив особое внимание на организации, превышающие индикативный уровень цен – а это оптовые, закупочные цены — более чем на 4%.

Иными словами, если независимая АЗС зарабатывает более 4%, ее начинают пристально проверять. Причем 4% — это не чистая прибыль, а просто разница между закупкой и продажей, что соответствует примерно 1,5 рублям. Чтобы понимать, что это, видимо, просто чья-то ошибка, приведу две простые цифры. Стоимость доставки топлива до АЗС составляет примерно 1%, банковский эквайринг — 1,5% с суммы покупки. Таким образом, только доставка и оплата покупки «съедают» 2,5%. Общие же затраты АЗС на розлив одного литра топлива составляют 4-5 рублей, то есть 10-12%.

В результате действия этого пункта, если вы продали литр по цене выше, чем закупочная плюс 4%, к вам приходит налоговый инспектор. Никто не боится проверок. Вопрос только в том, что у нас рыночная экономика и правовое государство. А сейчас получилось, что закупочные цены зафиксированы, к ним привязали розничные без всякой доходности, дали команду «фас» и шаг в право-шаг влево… Ни одна независимая АЗС не выживет.

В тоже время этим же протоколом исключены санкции в отношении вертикально-интегрированных нефтяных компаний со стороны ФАС и ФНС. Так и сказано: «исключить применение мер ответственности…предусмотренные законодательством», «учитывать при проведении налогового контроля …. обязательства …, исключив соответствующее доначисление налога на прибыль».

То есть терпящие бедствие независимые АЗС, у которых продажа топлива единственный источник доходов, будут караться за убытки налоговой, а нефтяники, у которых есть экспорт, опт, розница будут «учитываться при проверке». Хотя будем все же надеяться что это ошибка.

Другой пример — фиксация цен у вертикально-интегрированных нефтяных компаний на весь следующий год, даже не взирая на марко- и микроэкономические ситуации, налоги и пр. Нефтяные компании могут поднять цены за январь только на 1,7%, а с февраля – на уровень инфляции. Для населения это наверное правильно. И мы тоже согласны на фиксацию розничных цен. Но тогда должны быть зафиксированы и оптовые цены, которые обеспечат хотя бы покрытие затрат и минимальную прибыль с учетом инвестиционных составляющих и банковских кредитов.

Если уж вводить ручное регулирование рынка, то нужно его вводить на всех этапах и не стоит пытаться встроить рынок в госрегулирование. Мы на это согласны, были бы понятны условия и обеспечена безрисковость бизнеса.

Пока в текущий момент, именно сейчас, биржа растет, топливо в опте явно недостаточно, хотя оптовые цены пошли вниз. К слову, поменялась и система координат. Раньше именно биржевые индексы служили основой для формирования оптовых цен, что логично. А теперь, когда оптовые цены зафиксированы протоколом, биржа не понятно для чего работает. Из рыночного инструмента биржа превратилась в ненужный придаток.

Оптовые цены резко начали повышаться с августа. Затем рост цен потихоньку начал перекидываться в розницу. По-другому и быть не может. Никакого запаса по маржинальности не было. Естественно, когда повышается закупочная цена, она отражается и на ценах АЗС.

Рынок дестабилизировали два основных фактора. Первое — на мировых рынках цена резко повысилась, а рубль обесценился, соответственно, продавать нефтепродукты на внешнем рынке стало намного выгоднее, чем на внутреннем. Второе — в августе-сентябре огромное количество нефтеперерабатывающих заводов встало на ремонт. То есть помимо того, что экспорт вырос, еще и выработка продукта сократилась.

Регуляторы, не будем называть фамилий, в замедленном действии на это все реагируют. Когда месяц-два говоришь, что назревает проблема, а они утешают, мол, все в порядке и никакой причины для паники нет, а потом вдруг: «Все, катастрофа! Надо срочно что-то делать».

При этом министр финансов Антон Силуанов заявляет, что с начала следующего года будет повышен акциз. Его доля в цене нефтепродуктов — около 10%. Если к повышению акциза прибавить увеличение НДС, то налоговая нагрузка возрастет еще сильнее. При этом правительство требует держать розничную цену и разрешает поднять ее только на 1,7%. А остальные почти 8% принять нефтяникам на себя. А с чего вдруг? Вы либо налоги не повышайте, либо розничные цены отпустите.

Нефтяные компании готовы принимать налоги на себя, но хотят получить что-то взамен. Демпфер, который сейчас обсуждается — возврат через фонд национального благосостояния, того же акциза. Но механизма демпфера нет. Акциз — это прямой налог, прямой сбор. Все понимают, как его администрировать, как будет собираться и т.д. А этот демпфер не прописан нигде. Получится странная ситуация: акциз введут 1 января, а демпфер возьмет и не сработает.

У всех одинаковая ситуация — что у независимых, что у вертикально-интегрированных нефтяных компаний. Только независимые раньше среагировали повышением цен, потому что у вертикально-интегрированных компаний есть другие источники дохода. А у независимых их нет. Они вынуждены повышать цены, как только выработают ранее закупленное топливо.

Чтобы регулировать рынок нужно, в первую очередь, определить маржинальность автозаправочных станций. Нормальная маржинальность розницы — это 15% или примерно 6 рублей с литра. Такая сумма позволяет компенсировать затраты на продажу нефтепродуктов и хоть что-то зарабатывать. Если маржинальность ниже 15% — это уже симптом, нужно что-то делать на оптовом рынке.

На оптовом рынке очень много мер, которые нужно предпринять. Например, распродавать резервы из запасов «Росрезерва», когда возникает дефицит топлива и цены начинают расти. Но у нас сейчас наоборот происходит — «Росрезерв» закупает нефтепродукты. На рынке и так не хватает топлива, а «Росрезерв» дополнительно убирает нефтепродукты с рынка. Это же абсурд.

Ремонты НПЗ — отдельная история: Минэнерго согласовал ремонт НПЗ в один и тот же момент. Сразу девять НПЗ встали на ремонт. Почему нельзя ремонты распределить равномерно в течение года? В прошлом году Минэнерго договорился с «Газпром нефтью» и те поставили московский НПЗ в ремонт зимой. В московском регионе все спокойно прошло: не было никаких катаклизмов. Почему это не делается по всем остальным заводам не очень понятно. График ремонта НПЗ засекречен.